Большие циклы в мировом и отечественном хозяйстве

Работа добавлена: 2018-09-28






Международная академия предпринимательства

Кафедра ___________________________

Выпускная квалификационная работа

Студента __________________________________________

на тему:  «Большие циклы в мировом и отечественном хозяйстве»

Научный руководитель:

Москва - 2004

О Г Л А В Л Е Н И Е

Введение ……………………………………………………………… 3

Глава 1. Общая характеристика теории больших циклов

               экономической конъюнктуры Н.Д. Кондратьева

               и ее современное осмысление …………………………..  6

Глава 2. Влияние больших циклов конъюнктуры

на перспективы развития российской экономики,

обеспечение обороноспособности государства ……….. 15

Глава 3. Взаимосвязь концепции «длинных волн»

               с экономической мыслью прошлого

               и современными тенденциями развития

               экономической теории и практики ……………………. 37

Заключение ………………………………………………………….. 47

Список литературы ………………………………………………… 54

Введение

Традиционно экономическая мысль отдавала приоритет лишь одному типу процессов циклического характера продолжительностью в 7 - 11 лет, известному как «торгово-промышленный цикл». Такие циклы с их значительным разрушительным потенциалом были замечены учеными уже на раннем этапе своего проявления.

Первый  анализ циклов подобного типа связан с работами К. Жюгляра и К. Маркса в 50-60-х гг. XIX столетия [17,4]. В процессе исследований циклических колебаний 7-11 - летней продолжительности становится понятным, что данные кризисы представляют собой лишь одну из фаз более длительного циклического процесса, и получить точное представление о кризисах можно лишь изучив все фазы цикла. Различные экономические школы разбивают синусоиду бизнес - цикла на разное количество фаз, обычно от 3 до 5. По К. Марксу их четыре: кризис - депрессия - оживление - подъем.

Впоследствии, отправляясь от теории кризисов, экономисты пришли к теории циклов экономической конъюнктуры в целом. По мере ее развития становится понятным, что 7-11 летние циклы не являются единственным типом циклов конъюнктуры, и в действительности динамика рыночного хозяйства значительно сложнее.

Так, в начале 20-х гг. ХХ столетия Дж. Китчин указывал на существование циклов более коротких по продолжительности (около 40 месяцев), но отличных от сезонных колебаний [18]. Подобными процессами изменения конъюнктуры английский экономист заинтересовался, изучая динамику цен на золото, в результате чего пришел к выводу, что «торгово-промышленный цикл» состоит из 2 - 3-х малых.

Не останавливаясь подробно на природе возникновения и существования малых и средних циклов, разберем особый, третий тип циклических колебаний, а именно -большие циклы (БЦ) экономической конъюнктуры, получившие в последующем  название«длинных волн» или «Кондратьевских циклов», по имени выдающегося российского экономиста Николая Дмитриевича Кондратьева. Именно он, обобщив и систематизировав достижения современной ему экономической мысли, разработал универсальную концепцию, охватывающую все виды циклических колебаний, принятую у экономистов Запада, и надолго забытую у нас. Труды  Н.Д. Кондратьева в области экономической динамики и прогнозирования долгосрочных конъюнктурных процессов представляют большую научную и практическую ценность не только в плане изучения закономерностей хозяйственного развития в прошлом. Они приобретают особую значимость в качестве основы для оценки состояния экономики государств в настоящем и выявления перспектив их развития в будущем, анализа периодической смены основных направлений мировой экономической мысли и соответствующих им хозяйственных моделей. В связи с этим,актуальность работыобусловлена следующими обстоятельствами.

Во-первых,существует настоятельная потребность привлечь самое серьезное внимание к научно-теоретическому наследию Н.Д. Кондратьева и особенно к его исследованиям в области экономической динамики и конъюнктуры, частью которых явились работы по теории больших циклов. Именно они принесли автору мировую известность и положили начало целому направлению в экономической науке.

Во-вторых, в условиях перехода России к рыночным отношениям,требует разрешения проблема прогнозирования дальнейшего развития ситуации в сфере национального хозяйства в плане осуществления необходимых структурных преобразований, преодоления социально-экономического кризиса в целом.

В-третьих,теория больших циклов, положенная в основу данной работы,имеет большую ценность не только для выявления основополагающих тенденций хозяйственного развития, формирования и смены основных направлений экономической мысли  в прошлом, но и как целесообразный подход  к оценке состояния экономической теории, а так же экономики рыночных хозяйств в настоящем и будущем.

Цель выпускной квалификационной работы состоит в том, чтобы:

во-первых,опираясь на теорию больших циклов экономической конъюнктуры, оценить нынешнюю социально-экономическую ситуацию в России, и осуществить перспективный прогноз сроков позитивных сдвигов в осуществлении экономических преобразований отечественного хозяйства;

во-вторых,обосновать закономерный характер взаимосвязи «длинных волн» с экономической мыслью прошлого и современными тенденциями развития экономической теории и практики;

Поставленная цель определяетосновные задачи работы. Они  заключаются:

  1. в определении на основе анализа основных направлений развития конъюнктурных процессов, временных рамок больших циклов как устойчивого явления в мировой экономической практике;
  2. в характеристике зависимости позитивных и негативных тенденций при осуществлении российских экономических и оборонных преобразованийXIX -XX столетий от смены фаз «длинных волн»;
  3. в обосновании закономерной тенденции о сокращении продолжительности больших циклов, что более ярко проявляется в фазе волн спада;
  4. в исследовании взаимосвязи концепции «длинных волн» с современными тенденциями развития экономической теории и хозяйственной практики,  мировой экономической мыслью прошлого;
  5. в обосновании возможного возрастания роли и значения государственного регулирования экономики в первой половинеXXI столетия.

Таким образом,объектом настоящего исследования являютсябольшие циклы экономической конъюнктуры,предметом -их взаимосвязь с современными тенденциями развития экономической теории и хозяйственной практики, экономической мыслью прошлого, реформированием российской экономики.

Глава 1.Общая характеристика теории больших циклов

экономической конъюнктуры Н.Д. Кондратьева

и ее современное осмысление

Явления циклических колебаний долговременной периодичности в развитии капиталистических государств, по утверждению голландского исследователя феномена «длинных волн» Якоба ван Дейна, попали в поле зрения ученых еще в середине XIX века. Так, в работе английского экономиста Хайда Кларка, датированной 1847 годом, имелось упоминание о самой возможности их существования [23].

В 90-е годы XIX века – 10-е годы ХХ века о долговременных циклических колебаниях писали многие видные экономисты того времени, среди которыхМ.И. Туган-Барановский, Р. Гильфердинг, А. Афталион, Г. Мур, Ж. Лескюр [9,16,13,22,3]. Внимание одних ученых к проблеме долговременной цикличности привлекали 50 - 60-летние колебания в движении уровня цен, интерес других к этой проблеме был вызван своеобразием протекания в различные исторические периоды 7- 11-летних «торгово-промышленных циклов» и кризисов перепроизводства. Необходимо отметить, что все указанные авторы затрагивали проблему больших циклов лишь частично.

Н.Д. Кондратьев впервые затронул проблему существования циклических колебаний долговременной периодичности в 1922 году в работе«Мировое хозяйство и его конъюнктуры во время и после войны», которая тогда была основана, по его же признанию, лишь на некоторых отрывочных данных. В докладе«Большие циклы конъюнктуры», сделанном в Институте экономики РАНИОН в 1926 году, Н.Д. Кондратьев подкрепил гипотезу о существовании «длинных волн» обширным фактическим и статистическим материалом. Интерес ученого к проблеме больших циклов объяснялся его стремлением создать универсальную концепцию, охватывающую все виды циклических колебаний и пригодную для построения, как краткосрочных прогнозов, так и прогнозов развития экономики на длительную перспективу.

При разработке теории «длинных волн» Н.Д. Кондратьев исследовал динамические процессы, характеризующие развитие экономики Англии, Франции, Германии и США приблизительно за 140-летний отрезок времени (с последней четверти XVIII века по 1920 г.). На основе обработки огромного массива материалов как статистического, так и описательного характера, исследования динамики ряда стоимостных и натуральных показателей, Н.Д. Кондратьев пришел к выводу о наличии в рамках рассматриваемого периода двух с половиной больших циклов экономической конъюнктуры со средней продолжительностью каждого от 47 до 60 лет. Причем каждый большой цикл достаточно отчетливо обнаружил в своем развитии «повышательную» и «понижательную» волны, хотя в современной экономической терминологии целесообразнее использовать понятия «волна подъема» и «волна спада».

Таким образом, примерные границы выявленных Н.Д. Кондратьевым больших циклов следующие:

                             1. Волна подъема(конец 80-х – начало 90-х гг.

                        XVIII в. –  1810-1817 гг.)

I БЦ

2.Волна спада (1810-1817 гг. – 1844-1851 гг.)

                        1.Волна подъема (1844-1851 гг. – 1870-1875 гг.)

II БЦ

                        2.Волна спада (1870-1875 гг. – 1890-1896 гг.)

                        1.Волна подъема (1890-1896 г.г. – 1914-1920 г.г.)

III БЦ

                        2.Волна спада(началась с 1914-1920 г.г.)

Данные о существовании больших циклов, полученные на основании статистических кривых, отображающих динамику отдельных элементов хозяйственной жизни, удовлетворили ученого не в полной мере. Вследствие этого, Н.Д. Кондратьев исследовал развитие капиталистической экономики не только на базе статистики, но и на основании описательных данных. Он выделил в развитии больших циклов четыре эмпирические «правильности» (в данном случае ученый имел в виду закономерные тенденции в развитии «длинных волн», которые, по его мнению, имеют чрезвычайную важность для характеристики и вероятного понимания  сущности и содержания больших циклов).

Смысл этих тенденций заключается  в следующем:

1. Перед началом волны подъема каждого большого цикла (иногда и в самом ее начале)происходят серьезные прогрессивные преобразования в  хозяйственной жизни обществ. Они обычно выражаются в глубоких изменениях техники производства и обмена (которым, в свою очередь, предшествуют значительные технические изобретения и открытия),в изменении условий денежного обращения, в усилении роли новых стран в мировой хозяйственной жизни.

2.Периоды волн подъема больших циклов гораздо богаче крупными социальными потрясениями: революциями, войнами, масштабными вооруженными конфликтами, чем периоды волн спада.

3.Волны спада больших циклов конъюнктуры сопровождаются длительной депрессией в сельском хозяйстве.

4. «Торгово–промышленные» или средние циклы, приходящиеся на фазы спада «длинных волн»,будут характеризоваться особой длительностью и глубиной депрессий, непродолжительностью и слабостью подъемов. Эти же циклы, приходящиеся на волну подъема, будут характеризоватьсяболее высокими темпами экономического роста, большей устойчивостью подъемов, непродолжительностью депрессий.

Таким образом, Н.Д. Кондратьев выделил целый комплекс социально-экономических явлений и процессов, развитие которых наглядно характеризуется долговременной периодичностью, и предположил наличие внутренней взаимосвязи между ними. Речь идет о неравномерности НТП и процесса накопления капитала, о скачкообразных изменениях в технологической структуре производства и условиях денежного обращения, о нарастании и ослаблении общественно - политических процессов и процесса вовлечения новых стран в систему мирового рыночного хозяйства.

Вместе с тем Н.Д. Кондратьев, развивая идеи А. Маршалла о природе экономического равновесия, предложил единый подход к объяснению циклов различной продолжительности, сформулировав трехпорядковую схему экономического равновесия неодинаковой периодичности (короткие циклы, повторяющиеся через 3-3,5 года, средние циклы конъюнктуры продолжительностью 7-11 лет и большие, 55-60-летние, циклы).

Действительно, имеющиеся в хозяйственной жизни блага выполняют свои функции разное количество времени и требуют для своего создания неодинакового вклада, как рабочей силы, так и рабочего времени, а, кроме того - и разного количества материальных средств.

Одни из них функционируют довольно короткое время, не требуя больших затрат для своего производства. Сюда можно отнести большую массу потребительских благ, многие виды сырьевых ресурсов и некоторые средства производства.

Другая часть функционирует значительно большее время и требует более значительных затрат как рабочей силы, так и материальных средств. Сюда относят различные орудия труда.

Третьи же –основные  капитальные блага, периодическое обновление которых Н.Д. Кондратьев обоснованно считалматериальной основой больших циклов. Они функционируют не один десяток лет, требуют огромных денежных средств и людских ресурсов для своего производства. Сюда относят различные «стройки века», такие как прокладка протяженных железнодорожных линий, каналов, постройка гигантских мостов и тоннелей, создание крупнейших мелиоративных сооружений, ГЭС, АЭС, а также подготовку нового поколения квалифицированных трудовых ресурсов для их эксплуатации.

По мнению ученого, механизм большого цикла

разворачивается следующим образом:

1.  При накоплении капитала, достаточного для обновления технической основы производства и формирования нового уровня производительных сил, начинается волна подъема очередного большого цикла.

2. Начальный этап повышения темпов экономической жизни, осложняющийся процессом протекания средних циклов и менее продолжительных конъюнктурных колебаний, будет, в свою очередь, вызывать обострение социальной борьбы и борьбы за новые рынки, выражающееся в виде внешних конфликтов.

3. В этих условиях темп накопления капитала постепенно ослабевает, в результате чего вступает в силу процесс его распыления, что ведет к значительному торможению темпа экономического развития всего национального хозяйства, а затем следует окончательное его замедление, вплоть до остановки.

4. Указанные процессы более сильно проявляются в промышленности, в связи с чем, замедление темпа хозяйственного развития обычно совпадает с начальным этапом длительного кризиса в сельском хозяйстве.

5. Замедление темпа развития экономики, в свою очередь, обусловливаетс одной стороны, усиление процесса поиска и разработки новых технических и технологических усовершенствований и появление совершенно новых, революционных научных открытий, а с другой – постепенное восстановление процесса аккумуляции капитала в руках промышленно-финансовых и других групп, которое осуществляется в значительной мере за счет сельского хозяйства.

6. Эти процессы создают предпосылки для нового, именно скачкообразного, а не плавного подъема очередного большого цикла, и он повторяется вновь, но уже на совершенно новом уровне развития производительных сил.

Сегодня некоторые экономисты утверждают, что вследствие ограниченности временного отрезка, рассматриваемого Н.Д. Кондратьевым, невозможно признать большие циклы в качестве закономерного и устойчивого явления в динамике рыночных хозяйств. Например, болгарский экономист Р. Аврамов пишет: «Сегодня исследователь не может наблюдать более чем 4 - 4,5 «длинных волн». Это не соответствует даже минимальным требованиям к анализу регулярных циклических процессов. В тоже время имеются статистические данные по США, охватывающие 29 полных циклов деловой активности(«торгово–промышленных»  или средних циклов). В рамках относительной хронологии теории современную стадию развития ТДВ(теории «длинных волн») можно сравнить с положением теории циклов деловой активности в 70-х годах прошлого века» [1].

По этому поводу можно заметить, что концепция К-волн появилась в период, когда капиталистическое хозяйство прошло в своем развитии только два с половиной больших цикла. Достаточно ли такого количества наблюдений, чтобы признать «длинные волны» закономерным и присущим внутренней природе рыночного хозяйства явлением? Отвечая на этот вопрос, представляется необходимым вспомнить, что теория периодических 10-летних промышленных циклов была развита основоположниками марксизма в 60-х гг. XIX века, когда он располагал наиболее точными наблюдениями лишь за двумя полными «торгово-промышленными циклами» такой продолжительности. Ф. Энгельс по этому поводу писал: «В период детства мировой торговли, в 1815 - 1847 гг. наблюдается примерно пятилетний цикл; с 1847 по 1867 гг. цикл был определенно десятилетним»[5]. Таким образом, если К. Маркс счел целесообразным исследовать средние циклы по полным сведениям о двух из них, то вполне правомерным такой подход был и со стороны Н.Д. Кондратьева. Если выводы К. Маркса относительно 10-летних циклов подтверждаются дальнейшим ходом экономического развития, то ни коим образом не опровергаются и выводы отечественного экономиста.

Более того, сегодня предпринимаются успешные попытки исследования К-волн и в более ранние периоды. В работе Дж. Гольдштейна, Р. Моугли, Дж. Модельски и др. доказывается, что «длинные волны» существовали и в «доиндустриальную» эпоху (до промышленной революции конца XVIII - начала XIX вв.), то есть значительно раньше того момента, с которого начал свое исследование Н.Д. Кондратьев. Так, американский экономист Р. Моугли, используя данные Роджера -  Бевериджа о ценах на английскую пшеницу начиная с 1259 года, данные Фонда по изучению циклов о норме процента с 1200 года и ряд других данных, применив стандартный алгоритм спектрального анализа, показал, что К - волны существуют, по крайней мере, в Европе с 1150-1200 гг.[6]

Следует признать, что большие циклы экономической конъюнктуры, имевшие место до периода промышленного капитализма, были вызваны чаще всего экзогенными, то есть внешними для данных явлений, факторами (например, колебаниями климата, крупными миграциями населения). Однако ситуация резко изменилась в конце XVIII века, когда экзогенные факторы, имеющие случайный характер влияния на большие циклы, по мере развития капиталистического способа производства приобрели эндогенные свойства устойчивого влияния на явление «длинных волн». Это способствовало формированию классического кондратьевского цикла и способствует сегодня, по мере развития и возрастания влияния такого эндогенного фактора как НТП, постепенному сокращению К-волн.

Кроме того, и сам Н.Д. Кондратьев считал, что «... каждая последующая фаза цикла есть следствие постоянно накапливающихся условий в течение предыдущего времени, и каждый новый цикл при сохранении принципов капиталистической организации хозяйства столь же закономерно следует за другим, как одна фаза одного и того же цикла следует за другой. Но при этом необходимо помнить, чтокаждый новый цикл протекает в новых конкретно-исторических условиях, на новом уровне развития производительных сил и потому вовсе не является простым повторением предыдущего цикла».[2]

Таким образом, вполне определенно можно предположить, что фазы больших циклов экономической конъюнктуры на конкретном этапе развития мирового хозяйства, в новых исторических условиях и на новом уровне развития производительных сил могут претерпевать вполне существенные, в том числе и по времени протекания, изменения.

Подводя итог анализу концепции больших циклов экономической конъюнктуры и развитию основных ее теоретических положений на современном этапе, необходимо отметить следующее.

Циклические процессы долговременной периодичности впервые затронули внимание ученых в середине XIX столетия, а в конце XIX - начале XX вв. получили широкое развитие в мировой экономической мысли. Решающий вклад в разработку данной концепции внес российский экономист Н.Д. Кондратьев, создав теорию больших циклов экономической конъюнктуры. Он, развивая идеи А. Маршалла, предложил единый подход к объяснению циклов различной продолжительности, сформулировав трехпорядковую схему экономического равновесия неодинаковой периодичности.

Материальной основой больших циклов служит процесс воспроизводства глобальных затрато - и трудоемких капитальных благ, требующих длительного периода аккумуляции капитала. При этом кластеры нововведений, подробно исследованные американским экономистом Й. Шумпетером, являясь основной составляющей НТП, служат эндогенным фактором по отношению к большим циклам экономической конъюнктуры и выступают в качестве катализатора данного процесса, провоцируя его скачкообразный характер.

Таким образом, можно констатировать, что «длинные волны» – это устойчивое, закономерное и присущее внутренней природе рыночного хозяйства явление, находящее свое отчетливое проявление, по крайней мере, с начала нынешнего тысячелетия, при этом:

а) до периода первой промышленной революции К-волны являлись в основном устойчивым и характерным явлением для хозяйственной динамики развитых государств, но получали свое дальнейшее развитие под воздействием экзогенных, внешних для процесса циклических колебаний долговременной периодичности, факторов;

   б) в конце XVIII столетия экзогенные факторы, имеющие случайный характер влияния на К-волны, по мере развития капиталистических отношений приобретают эндогенные свойства, что способствует дальнейшему формированию классического Кондратьевского цикла, который сегодня подвергается последующей трансформации по мере развития производительных сил и усиления влияния НТП.

Глава 2.   Влияние больших циклов конъюнктуры

на перспективы развития российской экономики,

обеспечение обороноспособности государства

В начале 80-х годов XX века Россия вошла в глубокую критическую фазу развития, когда со всей очевидностью стали проявляться процессы, деформирующие ее экономическую систему. Они вызвали окончательный распад хозяйственных структур тоталитарного свойства, основанных на строго централизованном процессе производства и распределения, структур не динамичных, закрытых для внешнего мира.

В конце 70-х – начале 80-х годов XX столетия подавляющее большинство наиболее развитых в промышленном отношении держав пережило очередной структурный кризис, который по глубине протекания свойственных данному явлению процессов, превзошел многие предыдущие, и отчасти напомнил своими чертами «великую депрессию» начала 1930-х годов. Для его преодоления широко использовались разнообразные неоконсервативные идеи в экономике и политике, содержание которых наиболее полно вобрали в себя понятия «тэтчеризм» и «рейганомика». После применения мер подобного характера последовал весьма незначительный экономический подъем стран - лидеров мирового хозяйства, начавшийся в середине 80-х годов, который вновь сменился полосой спада примерно с 1991 – 1992 годов. Этот спад коснулся экономики США, Великобритании, Франции, Германии (в Германии он начался несколько раньше, что было обусловлено процессом воссоединения двух немецких государств), а чуть позже – и Японии.

Можно ли назвать случайными совмещение и переплетение  кризисных явлений в Советском Союзе и развитых странах Запада? Очевидно, нет. Наше государство все же нельзя исключить из общего мирового развития. Абсолютную обособленность России от международных экономических процессов сегодня уже вряд ли кто возьмется защищать, из чего следует обоснованное предположение о том, что несмотря на принципиальные различия в природе экономических систем, и особенно в характере кризисных потрясений в бывшем Союзе и на Западе, эти явления, несомненно, взаимосвязаны и оказывают неизбежное воздействие друг на друга.

Структурный кризис всегда ставит проблему коренного реформирования экономики. В России же осуществление таких реформ объективно наталкивается на целый ряд препятствий различного плана, вследствие чего любые прогнозы перспектив экономического развития весьма проблематичны и в то же время наиболее актуальны. На протяжении всего периода попыток российских реформ, осуществляемых с конца 80-х годов XX столетия, предлагались разноплановые экономические программы с короткими, а главное «реальными» сроками (каких-нибудь «500 дней») их выполнения. Между тем осуществление подобных программ изначально выглядело неправдоподобным. Ценность же любой концепции, модели, любого сценария(то есть совокупности прогнозов), используемых для описания экономических явлений и процессов, состоит, прежде всего, в ихпрогностическом потенциале. Справедливость любого прогноза, истинность любой концепции и построенной на ее основе модели могут быть проверены реальным ходом развития. Но подавляющее большинство исследований по экономическим вопросам, административная и хозяйственная практика свидетельствуют о том, что довольноостро ощущаетсядефицит базовых концепций, способных не только объяснить прошлое и настоящее, но и осуществить разработку конкретного прогноза, как на ближайшие годы, так и прогноза перспективного, рассчитанного на десятилетия.

Нынешняя ситуация в России дает возможность взглянуть на будущее российских реформ, опираясь на теорию больших циклов экономической конъюнктуры Н.Д. Кондратьева.

Американский экономист, профессор Новой школы общественных исследований Р. Хейлбронер указывал, что, несмотря на внутреннюю неопределенность процесса прогнозирования, вся совокупность сценариев и моделей перспектив развития предопределяет собой всего лишь две позиции, характеризующие процесс научного предвидения, в результате чего одна позиция для прогнозирования –будущее определяется прошлым, а другая – будущее лучше прошлого.[11]

Исходя из данных посылок, можно предположить две версии развития современных реформ в России, каждая из которых опирается на одну из альтернативных интерпретаций кондратьевских циклов, по-разному оценивающих развитие мировой экономической конъюнктуры.

Суть предлагаемых вариантов в следующем:

1.Согласно прогнозу, вытекающему из первой версии, структурные реформы в экономике Российской Федерации в ближайшее время не осуществимы  в силу неблагоприятных условий внутри страны и в силу того, что время реформ приходится на волну спада четвертого большого цикла (при условии строго фиксированной продолжительности современных К-волн).

2.Второй прогноз исходит из концепции, смысл которой состоит в том, чтовнутренние и внешние условия для реализации российских реформ созреют  в самом ближайшем будущем, когда государства - лидеры мирового рынка, успешно выйдя из временного спада, смогут если не помочь, то, во всяком случае, не мешать России в осуществлении ее экономической политики. Модель развития ситуации подобным образом опирается на иное, нежели в первом случае, понимание кондратьевских циклов. в частности, можно предположить, что реально начавшиеся в 1990-х годах преобразования российской экономики приходятся на начало волны подъема нового, в соответствии с концепцией Н.Д. Кондратьева,  пятого большого цикла. (при условии, что современный к-цикл не является простой копией предыдущего, а способен видоизменяться, в том числе и по срокам протекания, вследствие развития и усложнения мировой рыночной системы.)

Вместе с тем, осуществляя построение модели скорейшего выхода российской экономики из структурного кризиса, необходимо осознать и специфику национальной ситуации, так как успех или неуспех экономических реформ во многом определяется, прежде всего,внутренними условиями, национальной спецификой, благоприятным или неблагоприятным характером развития внутренних факторов, в том числе и политической стабильностью.

Тем не менее, именно концепция Н.Д. Кондратьева дала реальную возможность с достаточно высокой долей вероятности прогнозировать развитие экономических процессов.

Как ранее отмечалось, для больших циклов характерно чередование волн подъема и волн спада мировой экономической конъюнктуры. Во время подъема любое развитое рыночное хозяйство прогрессирует сравнительно легко и без длительной депрессии, успешно преодолевая слабо заметные фазы кризиса средних циклов. В фазе волн спада наблюдаются затяжные депрессии, понижение деловой активности на фоне общей низкой конъюнктуры, не благоприятность которой не в силах поколебать слабые и кратковременные фазы подъема. Это не может не оказывать решающего влияния на социально-политические процессы. Н.Д. Кондратьев, обосновывая связь общественных процессов, особенно различного рода конфликтов, с экономическим развитием в период волн подъема, писал: « ... бурный рост новых производительных сил, повышая активность заинтересованных в нем классов и групп внутри, создает предпосылки для крупных внутренних переворотов. Вот почему, как мы видели в действительности, период длительного повышения конъюнктуры связан с радикальными изменениями в области производства, с полосой частых войн и революционных потрясений»[2]. Однако и в фазе волн спада острые социальные конфликты не исчезают, а меняются лишь формы их проявления. Их примером может служить смена политических и экономических курсов развитых государств. Достаточно вспомнить «новый курс» Ф. Рузвельта в разгар «великой депрессии» начала 1930-х гг., «рейганомику» в США и «тэтчеризм» в Великобритании в начале 80-х гг. прошлого столетия. Таким образом, справедливым будет сделать вывод о важности концепции больших циклов для оценки и анализа подлинно реформаторских действий, однако, принимая во внимание и новые факторы, вносимые НТР в характер протекания «длинных волн».

Особое значение кондратьевские циклы имеют для понимания крупнейших реформ и контрреформ в России. Несмотря на специфичность и своеобразие исторических условий, присущих каждой из проводимых в России реформ и контрреформ,прослеживается общая тенденция успешного осуществления либерально-рыночных преобразований именно в фазах волн подъема больших циклов. В то же время обратная тенденция, проявляющаяся в контрреформах, усиливающихся государственным закрепощением, приходится постоянно на фазы волн спада.[10]

Отечественная практика свидетельствует и о том, что успешное решение вопросов оборонного строительства, осуществление прогрессивных преобразований в сфере укрепления безопасности и могущества российского государства, в том числе и ведение победоносных боевых действий, так же как и эффективные экономические реформы приходятся на периоды волн подъема больших кондратьевских циклов.

В целях обеспечения доказательности и наглядности отмеченных тенденций, показывающих влияние «длинных волн» на успех проводимых экономических и оборонных преобразований в России на протяжении последних двух столетий, указанные факты целесообразно представить в виде таблицы.

Большие циклы конъюнктуры и их влияние на успех

экономических и оборонных преобразований в России

(последняя четверть XVIII – 90-е г. XX века)

Цикл

Волна подъема

Волна спада

1

2

3

I

Конец 80-х гг. XVIII века – до 1810-1817 гг.

Реформы Александра I (1801 -1803гг.), проекты прогрессивных реформ М.М. Сперанского

1810-1817 гг. – до конца 40-х -

начала 50-х гг. XIX века

Контрреформы Николая I (после 1825 г. до начала 50-х годов XIX века), контрреформаторская деятельность Е.Ф. Канкрина

Укрепление позиций России в Прибалтике, на Черном и Азовском морях в 80-90-х гг. XVIII в. Прогрессивная деятельность П.А. Румянцева, А.В. Суворова, Ф.Ф.Ушакова, М.И. Кутузова. Успешные войны с Ираном (1806-1812 гг.), Швецией (1808-1809 гг.), победа над наполеоновской армией (1812-1814 гг.)

Военные контрреформы А.А. Аракчеева, насаждение с 1816 года военных поселений, подавление Николаем I восстания декабристов и установление военно-политической диктатуры в стране. В итоге – поражение в Крымской войне 1853-1856 гг.

II

Конец 40-х – начало 50-х гг.

и до начала 70-х гг.  века

«Великие реформы» Александра II в 60-х гг. XIX века, отмена крепостного права

Начало 70-х гг. –

И до 90-х гг. XIX столетия

Контрреформаторская деятельность Александра III, начиная с 80-х гг. XIX в., первые глубокие аграрные и промышленные кризисы 1870-1880-х годов

Отмена военных поселений в 1857 году, прогрессивные военные реформы Д.А. Милютина в 60-х гг. XIX века.

Свертывание программы военных реформ в 70-х г.г. XIX в., контрреформы Александра III в военной сфере, предопределившие поражения армии и флота в русско-японской войне 1904-1905 гг.

III

90-е гг. XIX в. – 1914-1920 гг.

Промышленный подъем 90-х годов XIX века, прогрессивные реформы Витте - Столыпина в 1895-1910 гг.

1914-1920 гг. - начало 40-х гг. XX века.

Провал НЭПа, «великий перелом», установление сталинской командно-административной системы с конца 1920-х годов.

Прогрессивные военные реформы 1905 - 1914 гг. прерванные первой мировой войной.

Ограниченный характер и общий срыв военной реформы 1924 - 1925 годов, подрыв боеспособности Вооруженных Сил посредством массовых репрессий накануне второй мировой войны.

1

2

3

IV

Середина 40-х – конец 60-х гг.  XX века

Период «оттепели» и развенчания культа личности, реформы Н. Хрущева - А. Косыгина 1956-1968 гг.

Начало 70-х гг. XX  столетия – 1989 -1992 гг.

Годы «застоя», расцвет ведомственной экономики Л. Брежнева и жесткой линии М. Суслова в области идеологии.

Победа Советской армии в ВОВ, массовая демобилизация 1945 - 1948 гг., качественные военные преобразования (середина 1950-х – 1960-е гг.), создание ОВД.

Разорительная военная политика, чрезмерная милитаризация экономики, «мирное поражение» 1985-1990 годов, развал Вооруженных Сил СССР.

Таблица показывает, что тенденция успешных преобразований, как в сфере экономики, так и в оборонной сфере России непосредственно зависит от смены направления волн кондратьевских циклов,причем данная зависимость просматривается совершенно отчетливо, несмотря на своеобразие и специфичность исторических условий, присущих каждой из проводимых в России реформ и контрреформ. Можно найти достаточно оригинальное объяснение причины существования данной тенденции.

Очевиден тот факт, что Россию, несмотря на значительные, на первый взгляд, отклонения в своем развитии, в том числе и экономическом, нельзя «исключить» из общемирового эволюционного процесса. Факты, приведенные в таблице, наглядно подтверждают, что теория больших циклов экономической конъюнктуры оптимально «накладывается» на социально-экономическое развитие России, обеспечение ее обороноспособности, в том числе и в период существования закрытой экономической модели времен социализма. Этот факт очевиден, несмотря на утверждения Н.Д. Кондратьева о том, что долгосрочные циклические колебания присущи государственным системам с капиталистическим способом ведения хозяйства, в то время как для социалистического хозяйства характерны лишь сезонные колебания.

Возникшее противоречие может быть объяснено проявлениемэффекта масштаба, но не в плане территориальном, а в плане того относительно незначительного временного промежутка, в течении которого в нашем государстве находили широкое применение командно-административные методы ведения хозяйства. Данный промежуток определяет собой отрезок времени приблизительно в 60 лет (с конца 20-х по конец 80-х гг. XX столетия), который равен продолжительностилишь одного полного кондратьевского цикла. Если же принять во внимание, что К-волны проявляли себя на протяжении, как минимум, 9-10 веков,  то будет целесообразно согласиться с тем, чтосрок в 60 лет на фоне тысячелетия может не представлять решающего значения в плане коренного вмешательства в процесс эволюции нашего государства в целом.

Эффект же малого временного промежутка относительно времени протекания всего явления или процесса и в связи с этим отсутствия его существенного влияния на данное явление или процесс, можно охарактеризовать как эффект  масштаба по времени.

Далее остановимся подробнее на двух версиях толкования кондратьевских циклов применительно к современным условиям.

Согласно первой, так называемой «жесткой» версии, мировое хозяйство в настоящее время переживает волну спада четвертого большого цикла, которая проявилась с конца 1960-х – начала 1970-х гг.[19]. Данная версия основана на уверенности в приблизительно одинаковой продолжительности «длинных волн». Согласно этой версии, продолжительность каждого кондратьевского цикла составляет 55 - 60 лет [24], а продолжительность данного цикла от пика до пика составляет приблизительно 60 лет. Выделяются следующие даты таких пиков: около 1810 г., около 1870 г., около 1930 г., около 1990 г. [12]. хотя очевидно, что существование пика в 1930 году противоречит не только выводам основателя данной концепции Н.Д. Кондратьева, который указывал, что волна спада третьего большого цикла началась с 1914 - 1920 гг., но и развитию самой экономической ситуации в мировом рыночном сообществе, а тем самым противоречит  и здравому смыслу. Если «жесткая» позиция по вопросу продолжительности К-волн верна, то четвертый большой цикл, который начался после второй мировой войны, своей волной спада, начавшейся с середины 70-х годов, будет определять неуспех российских реформ и общую неблагоприятную экономическую конъюнктуру во всем мире, включая начало XXI столетия. Затем начнется волна подъема пятого большого цикла и конъюнктура оживиться, но в лучшем случае к концу второго - началу третьего десятилетия нового века.

Если согласиться с подобной гипотезой, то придется констатировать, что в ближайшие (минимум) 10-15 лет Россию ожидают абсолютно мрачные перспективы в плане претворения в жизнь всего прогрессивного, что может наблюдаться в экономической политике любого государства. Это подтверждается рассмотренной выше двухсотлетней тенденцией, в соответствии с которой, попытки любых реформ в России, начинавшиеся в период волн спада, неизбежно были безуспешными и вырождались в бюрократические мероприятия.

Таким образом, если мы примем первую версию о неизменной продолжительности кондратьевских циклов, то говорить об улучшении ситуации в сферах экономики и обеспечении национальной безопасности страны в ближайшем будущем просто бессмысленно. Тогда можно легко объяснить процесс увядания чахлых ростков «перестройки» со всеми благими ее намерениями по выводу государства из системного кризиса, которые закончились крупномасштабными социальными конфликтами в большинстве регионов страны, а затем и окончательным распадом государства.

Более вероятна, как  представляется, вторая версия. В пользу этого утверждения говорит тот факт, что большие циклы – это не просто длительные колебания конъюнктуры, а циклы эволюции и обновления экономической и политической организации мирового рыночного сообщества. При этом целесообразно вспомнить оговорку Н.Д. Кондратьева о том, что каждый большой цикл протекает в других исторических условиях, на новом уровне развития производительных сил и потомувовсе не является простым повторением предыдущего цикла. Продолжительность же больших циклов вполне может сокращаться по мере развития и усложнения мировой рыночной системы, а, кроме того, и простопо аналогии со средними циклами, продолжительность которых в настоящее время значительно сокращается и представляет собой величину в 5-7 лет, равную средним срокам службы средств производства. Это связано с сокращением периода их эксплуатации и ускоренным старением, прежде всегоморальным.Вследствие этого справедливым  было бы предположить, что и сокращение больших циклов происходит за счет уменьшения сроков службы их материальной основы, то есть основных капитальных благ в связи с ускорением ихморального износа.

Кроме того, согласно второму подходу, «длинная волна» определяется как последовательность меняющихся стадий экономического развития, каждая из которых имеет свои особенности. При такой последовательности одна стадия естественно вытекает из другой и переходит в следующую. Так как их продолжительность может укорачиваться или удлиняться под воздействием различных пертурбационных воздействий, таких как, например, революции, крупные конфликты и мировые войны, то и продолжительность большого цикла в целом не будет являться строго фиксированной. Названия таким стадиям дал Й. Шумпетер: процветание, спад, депрессия и подъем. К-волна при этом постоянно движется вокруг возрастающего тренда, отражающего общие темпы роста экономики: стадии процветания и спада будут расположены над ним, а стадии депрессии и подъема - под ним.

Стоит заметить, что продолжительность большинства больших циклов и в прошлом не была одинаковой. Если обратить внимание на границы протекания «длинных волн», выделенные Н.Д. Кондратьевым, то становится очевидным, что первая и третья К-волны, включавшие наиболее крупные войны, были гораздо продолжительнее (в среднем на 10-15 лет), чем вторая и четвертая.

Логика объяснения кондратьевских циклов, согласно которой они несу в себе необратимые эволюционные процессы, предполагает, что К-волны затрагивают практически все стороны жизни мирового рыночного сообщества. Изменениям в различной степени подвергаются техника и технология, экономические, политические, социальные институты, формы управления, а, кроме того - и сама экономическая мысль.

Такой подход позволяет заметить, что в процессе развития мирового рыночного сообщества, к которому пытается подключиться и современная Россия, наблюдается отчетливо выраженноечередование больших циклов двух типов. Несмотря на свою относительную схожесть, они имеют и ряд существенных отличительных черт.

Так,большие циклы первого типа начинаются в конце столетий и знаменуют собой очередные промышленно-технологические революции, создающие принципиально новые технологии, отрасли производства и формы управления ими. Такие циклы завершаются волной спада, которая несет в себе, как правило, очень тяжелый период наподобие «великой депрессии», которая как раз и имела место во время волны спада большого цикла подобного типа. Такие циклы можно назвать«циклами технологических революций».

Большие циклы второго типа начинаются в середине столетия после продолжительных, как правило, мировых хозяйственных спадов и несут в себе волну подъема, которая характеризуется радикальными изменениями всей структуры международных хозяйственных, а часто и политических связей. Волна спада большого цикла подобного типа заканчивается глубоким структурным кризисом, инициирующим новую промышленно-технологическую революцию. Следовательно, промышленно-технологические революции, которые происходят чаще всего в конце столетий, можно назвать своеобразными генераторами циклов Н.Д. Кондратьева с их различными фазами, что проливает дополнительный свет на природу их происхождения. Циклы подобного типа можно охарактеризовать как«циклы трансформации мирохозяйственных связей».

Так, большой цикл первого типа, выделенный Н.Д. Кондратьевым, начался в конце XVIII столетия с промышленной революции в Англии на рубеже XVIII - XIX вв. на основе широкого применения паровой машины и парового двигателя. Завершился же он продолжительной и тяжелой для всех, особенно новых, быстро и бурно развивающихся отраслей промышленности, депрессией 1830-1840 гг., которая обострилась политической и социальной борьбой в Англии, Франции и Германии.

За этим циклом последовал большой цикл второго типа, который начался активными сдвигами в структуре мирового хозяйства, его расширением за счет быстрого вхождения на мировой рынок бывших периферийных его областей. Этому активно способствовали и массовая эмиграция из Европы в США, Австралию и Новую Зеландию, особенно после открытия в Австралии и США крупных месторождений золота; и насильственное нарушение многовековой изоляции Японии и Китая; и сокрушительное поражение России в Крымской войне, приведшее в скором времени к отмене крепостного права и т.д. Закончился же этот большой цикл глубоким структурным кризисом 1870 - 1880 гг., связанным с резким сокращением ведущих прежде отраслей, особенно железнодорожного строительства, а также исчерпанием целесообразности применения паровых машин.

Новый, третий большой цикл, относящийся к циклам первого типа, вновь начался с промышленно-технологической революции конца XIX – начала XX вв., основанной на широком применении в промышленности электричества, двигателей с электроприводом, а также карбюраторного и дизельного двигателей. Это послужило толчком к бурному развитию автомобилестроения и соответствующих форм организации труда по системам Тейлора, Форда. Однако период высокого уровня экономической конъюнктуры конца прошлого и начала нынешнего века постепенно сменился (после окончания первой мировой войны) волной спада и тяжелейшей «великой депрессией» 1929 - 1933 гг., которая вызвала резкое усиление социальной и политической напряженности в Европе, Китае и особенно в США. В ряде стран со слабыми демократическими институтами (СССР, Италия, Германия, Япония и др.) утвердились либо фашистские, либо иные тоталитарные режимы. В США тем временем был осуществлен реформаторский курс Ф. Рузвельта, значительно усиливший государственное закрепощение экономики и определенное свертывание либерально-демократических традиций в политике.

Вслед за третьим, подобным первому, большим циклом начался четвертый большой цикл, который был подобен второму. Он также был ознаменован крупными сдвигами во всей системе международных отношений. После второй мировой войны были осуществлены радикальные демократические преобразования во многих странах, прежде всего в Японии и Германии, распались огромные колониальные империи. Начались мощные интеграционные процессы, что послужило основой формирования целого ряда политических и экономических союзов и блоков, что означало новую «революцию мирового рынка», его значительное расширение и усложнение структуры.

С конца 60-х – начала 70-х гг. XX столетия волна спада большого четвертого цикла повлекла за собой очередной структурный кризис, который был связан с необходимостью ввода в строй новых форм и методов организации труда.

Таким образом, согласно второй точке зрения на большие циклы Н.Д. Кондратьева, очередной структурный кризис, разразившийся в конце 70-х – начале 80-х гг.XX столетия, подготовил очередную промышленно-технологическую революцию, которая в свою очередь инициирует волну подъема пятого большого цикла.  Эту революцию можно назвать информационной, в результате которой происходит повсеместное внедрение компьютерной техники и микропроцессоров практически во все сферы массового производства. Кроме того, широко стали использоваться новые энергосберегающие технологии. Началась данная революция в США и Японии и несколько позже была подхвачена  остальными интегрированными в мировое рыночное сообщество странами Западной Европы и Юго-Восточной Азии.

Подтверждением выводу о влиянии промышленно-технологических революций и НТП на процесс протекания долговременных циклических колебаний в экономике можно найти и у Н.Д. Кондратьева, и у Й. Шумпетера, и у Г. Менша.

Так, периодичность обновления основных капитальных благ с продолжительным сроком службы Н.Д. Кондратьев во многом связывал с научными изобретениями и нововведениями, а кроме того и накоплением необходимого количества ресурсов для замены этих благ. Й. Шумпетер также связывал «длинные волны» с наиболее крупными технологическими сдвигами в производстве.

Г. Менш в своих исследованиях [21] считает, что каждый большой цикл экономической конъюнктуры может быть выражен в форме S-образной кривой, описывающей траекторию жизненного цикла данного технологического способа производства, на завершающей стадии которого возникает новый. Момент перехода, связанный с необходимостью структурной перестройки (так называемый «технологический пат»), порождает нестабильность экономической системы. При этом он приходится именно на фазу рецессии, а в фазе депрессии экономика уже становится структурно подготовленной к радикальным изменениям. Для подтверждения своей концепции Г. Менш проанализировал распространение во времени более сотни базисных нововведений. По его прогнозам, новый большой цикл должен начаться с середины 1990-х годов, а предшествовавший ему кластер нововведений он относит к середине 80-хXX века и связывает его именно с «микропроцессорной революцией».

Экономический подъем, начавшийся с данной информационно-компьютерной революции, был не слишком высок, (годовой прирост ВНП ведущих стран равнялся в среднем 2-4 %), но стабилен [15].

Таким образом, согласно точке зрения о способности К-волн к сокращению, период с конца 80-х гг. ХХ века, когда в развитом капиталистическом мире широко внедрялись компьютерная технология и микропроцессоры, а Советский Союз значительно отстал от передовых стран, можно рассматривать как преддверие волны подъема очередного пятого большого цикла. Отсюда можно предположить, что поразивший нашу страну структурный кризис протекает в рамках постепенного нарастания благоприятных тенденций экономической конъюнктуры в мировом экономическом сообществе. Однако такой вывод верен только в том случае, если верно предположение о возможном сокращении кондратьевских циклов. Большинство современных ученых  склонно утверждать, что такое сокращение вполне вероятно. Данная вероятность основывается на следующих аргументах:

1. Начало 90-х гг. XX века было типичной фазой подъема: положение промышленных компаний сегодня гораздо лучше, чем 10 лет назад, так как они сумели провести реорганизацию своего производства и укрепили финансовое положение.

2. Экономический рост в 90-е годыXX столетия во многом обеспечивается крупными вложениями в инфраструктуру, поскольку потребность в такой акции наблюдается во многих странах мира.

3. Накоплен значительный потенциал технологических нововведений в микроэлектронике, биотехнологии, создании новых материалов, который послужит основой быстрого роста новых отраслей промышленности.

4. Создание крупнейших экономических союзов (Северная Америка, Европейское сообщество, страны АТЭС) будет способствовать повышению темпов экономического роста.

5. С точки зрения достигнутого уровня экономического развития особенно большие возможности открываются перед странами Восточной Европы, Юго-Восточной Азии и Латинской Америки.

Кроме того, изложенные аргументы в пользу сокращения «длинных волн», можно подкрепить еще одним. Действительно, почему бурный период волны подъема, включающий промышленно-технологическую революцию, сменяется волной спада с глубокой депрессией, а волна подъема следующего за этим большого цикла другого типа сопровождается крупными сдвигами в международных отношениях и мировой экономике, которые круто меняют структуру всего мирового рыночного хозяйства?

Дело, по всей видимости, заключается в том, чтопромышленно - технологическая революция во время волны подъема распространяется сначала лишь на самые развитые в промышленном отношении страны, да и в них она какое-то время встречает устойчивые отраслевые и технологические границы. При этом новые технологии и целые отрасли соседствуют с прежними технологиями и прежними потребительским стереотипом, ведя с ними упорную борьбу за более широкое и более глубокое свое внедрение.

Со временем повышаются потребительские стандарты, но по-прежнему развитие новых отраслей и технологий ограничено ранее сложившимся разделением труда, устоявшимися экономическими институтами, прежними межгосударственными связями. Итогом такой промышленно - технологической революции является неравномерность развития стран и целых регионов, что вызывает значительное отставание тех государств, которые слабо интегрированы в мировое рыночное сообщество. Это, в свою очередь, способствует возникновению и развитию в данных странах и регионах авторитарных и тоталитарных политических режимов, что негативно влияет на страны - лидеры.

Далее наступает фаза депрессии, вызванная тем, что локально ограниченные передовые технологии не находят своего глобального распространения. Для них уже требуются значительные изменения в международном и внутригосударственном разделении труда, что обусловливает необходимость глубоких политических сдвигов, которые способствовали бы расширению мирового рыночного сообщества и мирового хозяйства за счет вовлечения новых территорий. Данные изменения вызревают во время волны спада большого цикла, когда накапливаются предпосылки для реконструкции существующего разделения труда и устоявшихся политических режимов. Постепенно начинают развиваться новые формы организации производства. В итоге, после ряда значительных внутренних и даже международных потрясений, происходит замена устаревшей системы экономических и политических отношений, формируются предпосылки для преодоления общей «вялости» конъюнктуры и перехода к волне подъема большого цикла второго типа, характеризующейся крутым изменением структуры всего мирового рыночного хозяйства. Ломаются барьеры, препятствовавшие прежде развитию международного разделения труда, установлению новых хозяйственных связей и новых форм организации труда, концентрации и инвестированию капитала. Все это способствует значительному распространению новых отраслей массового производства, новых технологий и форм организации труда, которые развивались локально в период промышленно-технологической революции и играли второстепенную роль в развитии хозяйства. Теперь же, вырвавшись на оперативный простор, они быстро завоевывают весь мир. Экономический рост в этот период особенно высок, однако, через определенный промежуток времени, бурное и повсеместное развитие новых форм производства приводит к относительному исчерпанию дешевых прежде ресурсов, в результате чего эпоха «революции мирового рынка» сменяется структурным кризисом целого ряда ведущих отраслей.

В период структурного кризисазначительно сокращается промежуток времени между очередным кластером стратегических НИОКР и широким их внедрением в массовое производство. Так, те же ЭВМ, сначала огромные по размерам и сложные в плане программного обеспечения, появились еще в 50-е годы, то есть в начале периода «революции мирового рынка» и использовались только в стратегических, отдаленных от рынка областях, связанных в основном с обеспечением государственной безопасности. Лишь к середине 80-х годов, с появлением и утверждением микропроцессоров и началом серийного производства ПЭВМ, возникла реальная перспектива создания практически универсальных систем управления производством и всеми коммуникациями.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что с усложнением и совершенствованием мирового хозяйства, вовлечением в его оборот прежде недоступных ресурсов, ускоренным накоплением потенциала технологических нововведений в наиболее значимых отраслях производства, а также с повышением гибкости структуры мирохозяйственных связей наиболее критические фазы волн спада могут сокращаться вследствие интенсивного и эффективного созревания условий для будущего экономического роста.

Кроме того, НТР на современном этапе значительно способствует ускорению процессов внедрения новых изобретений и технологий и всеобщему их распространению, что также приводит к сокращению волн спада большого цикла. Так, если Н.Д. Кондратьев указывал на наличие между изобретением и его широким практическим применением временного отрезка приблизительно в 20 лет, то в настоящее время, при наличии соответствующих благоприятных условий, данное время сокращается, как правило, в 2-3 и более раз.

Не менее важно подчеркнуть, что в рамках фаз больших цикловпрослеживается тенденция к сокращению именно волн спада, включающих «великие депрессии» и структурные кризисы. Если взять принятые большинством экономистов периоды волн спада больших циклов [2,20,14], то получится следующая последовательность:

I большой цикл – волна спада с 1810 - 1817 гг. по 1844 - 1851гг., то есть около 35 лет.

II большой цикл – волна спада с 1870 - 1875 гг. по 1891 - 1896гг., то есть немногим более 20 лет.

III большой цикл – волна спада с 1914 - 1920 гг. по 1939-1945 гг. Здесь продолжительность фазы спада можно определить приблизительно равной продолжительности такой же фазы предыдущей «длинной волны», хотя ясность картины завершения третьего большого цикла в значительной мере размыта начавшейся второй мировой войной, которая, несмотря на столь гигантские разрушительные масштабы, может быть обозначена (опираясь на вторую эмпирическую «правильность» Н.Д. Кондратьева) и в качестве начального этапа волны подъема четвертого большого цикла.

ДалееIV большой цикл: волна спада начинается приблизительно с 1970-1972 гг. и продолжается до конца 1980-х – начала 1990-х годов (1989-1992 гг.), то есть ее среднюю продолжительность можно обозначить уже в 17-20 лет. Действительно, уменьшение продолжительности волны спада проявляется в не меньшей степени отчетливо, чем сокращение продолжительности больших циклов в целом и носит не непрерывный, а скачкообразный характер по мере усложнения и совершенствования мирового рынка, созревания необходимых социально - экономических предпосылок.

Можно также констатировать, что условия для зарождения очередной, пятой «длинной волны» созрели в конце 80-х – начале 90-х гг. XX столетия. Следовательно, в целях уточнения датировки протекания К-волн для успешной реализации их прогностического потенциала можно утверждать, что приблизительнос 1994-1995 гг. начался новый пятый кондратьевский цикл, который будет в ближайшее десятилетие способствовать значительному улучшению экономической конъюнктуры и успешной эволюции всего мирового рыночного сообщества, в том числе и России.

Подтверждению данных выводов способствует массовое обострение социальных конфликтов с начала 90-х гг. как у нас в стране, так и за рубежом, в частности война в Чечне 1994-1996 гг., которая продолжается в виде антитеррористической операции и по настоящее время; локальная война НАТО, а затем США и Великобритании в Ираке; бунт обманутых вкладчиков в Албании; события в Югославии 1997 – 2000 гг.; арабо-израильский конфликт 2000-2002 гг., американская операция в Афганистане и т.д., приведшие в одних случаях к распаду территориальной целостности государств,  в других – к смене правительства. В целом же данные события находят свое отражение в третьей эмпирической «правильности» Н.Д. Кондратьева относительно того, что в период начала волн подъема больших циклов происходит ярко выраженное обострение социальных, в том числе и военных конфликтов, имеющих существенное значение для участвующих в них государств.

Создание достоверной модели развития экономической ситуации в стране, обеспечение безопасного развития общества предполагаетучет национальной специфики. Успешные преобразования отечественного хозяйства, прежде всего его структур, сегодня как никогда зависят от внутренних условий, особенно от политической стабильности, которая определяется как уровнем жизни населения, осознанием обществом стоящих перед ним задач, так и идеологическим и правовым обеспечением любых реформ. Учитывая неблагоприятную тенденцию в развитии данных факторов, можно констатировать, что вполне возможно некоторое (а при отсутствии стремления к сглаживанию данных негативных тенденций - и существенное) торможение намеченных планов по преобразованию (спасению) российской экономики.

Сегодняшнему руководству необходимо принять во внимание тот факт, что для  успешной реализации структурной перестройки хозяйственной системы России в настоящее время необходим не просто экономический рост. Нужны очень высокие его темпы, позволяющие достигнуть той ситуации, которую в свое время назвали «экономическим чудом», которая была характерна для экономики послевоенной Германии, Японии, во многом - Франции и Италии.

В настоящее время у России есть шанс успеть на уходящий  поезд новой цивилизации, основанный, прежде всего, на быстром освоении технологических нововведений. Существует мнение, что от передовых западных стран, в частности США, мы отстали практически навсегда, хотя в реальности все далеко не так мрачно. Существуют, по крайней мере, две особенности современного экономического развития, которые состоят в том, что экономика развивается,во-первых, за счет научно-технического прогресса, а,во-вторых, – это развитие осуществляется неравномерно, что подтверждает метод межстрановых сопоставлений эволюции государств мирового сообщества. Те страны, которые успешно развиваются на одном этапе научно-технического прогресса, на следующем его этапе сталкиваются с такой ситуацией, когда деньги, которые они вложили в свой производственный потенциал, начинают обесцениваться под воздействием закона убывающей производительности капитала. Данный закон подтверждает реальность существования пределов роста для любой технологии. Поэтому те государства и фирмы, которые вложили капитал в ту или иную технологию, признаваемую на определенном этапе самой передовой, неизбежно сталкиваются в последующем с его обесценением, если вовремя не успевают перейти на новую, более совершенную технологию. При отсутствии успешного решения такой проблемы неизбежно возникает структурный кризис.

Те же, кто своевременно переходит на новую технологическую волну, приобретают колоссальные преимущества. Выходя без значительных затрат ресурсов на новую, только еще формирующуюся экономическую траекторию, они показывают высокую степень эффективности и перетягивают к себе капиталы из тех отраслей, стран и регионов, которые сталкиваются с исчерпанием возможностей развития на базе устаревших технологий.

Умение использовать неравномерность НТП и экономического развития, способность вовремя проанализировать и понять, где находятся приоритетные точки роста, которые, как локомотивы, смогут вытащить вперед всю экономику, - в этом и заключается искусство макроэкономического прогнозирования и экономической стратегии.

Система приоритетных задач, стоящих перед отечественной экономикой, может быть успешно решена в условиях общего улучшения конъюнктурных тенденций в связи с нарастанием положительного эффекта волны  подъема  пятого  Кондратьевского цикла, начавшегося в середине 90-х гг.XX столетия. Расчеты специалистов показывают, что при правильной организации и реализации экономической политики на основе имеющегося экономического потенциала и системы конкурентных преимуществ, в России могут быть достигнуты: устойчивый рост производства с темпом около 10 процентов в год удвоение инвестиций и восстановление дореформенного уровня жизни. Причем довольно часто можно столкнуться с мнением ряда государственных деятелей в области экономики, тиражируемым в средствах массовой информации, о том, что подобные показатели могут быть достигнуты чуть ли не завтра.

Однако в большей степени реалистичен другой прогноз. Учитывая  воздействие  на процесс преобразований внутренних негативных тенденций, при одновременном улучшении экономической конъюнктуры в связи с наступлением фазы подъема новой  К- волны, основываясь на методе межстрановых сопоставлений, позволяющем проанализировать временной промежуток, затраченный другими государствами на выход из подобного кризиса, вполне можно предположить, что приблизительно таких же показателей, которые указаны выше, Россия достигнетк2005 - 2010 гг., определяя, таким образом, фазу торможения, вследствие воздействия негативных внутренних факторов, требующих определенного срока для своего устранения,  приблизительно в 10-15 лет.

Глава 3.Взаимосвязь концепции «длинных волн»

с экономической мыслью прошлого и современными

тенденциями развития экономической теории и практики

Углубленное рассмотрение и анализ концепции больших циклов экономической конъюнктуры позволяет выявить тенденцию, которая имеет существенное значение как для обоснования причин возникновения и развития определенных направлений экономической мысли в прошлом, так и для анализа процесса формирования современных тенденций в экономической теории и практике. Данные утверждения могут строиться на эмпирическом анализе материала, позволяющем сформулировать положение о взаимосвязи и влиянии больших циклов конъюнктуры, чередующихся в виде К-волн двух типов, на процесс развития и смены направлений мировой экономической мысли.

Большие циклы первого типа начинаются в конце столетий, знаменуют собой промышленно-технологические революции, вследствие чего характеризуются как«циклы технологических революций» (ЦТР).

Большие циклы второго типа начинаются в середине столетий после продолжительных экономических кризисов мирового рыночного хозяйства. Они несут в себе радикальные изменения всей структуры международных экономических и политических связей, вследствие чего получили название«циклов трансформации мирохозяйственных связей» (ЦТМС).[8]

Если совместить протекание «длинных волн» обоих типов с момента первой промышленной революции конца XVIII столетия (то есть с того момента, с которого начал построение своей концепции Н.Д. Кондратьев) с развитием, чередованием и сменой основных постулатов, господствующих в определенные периоды в экономической теории (оказывающей безусловное влияние на хозяйственную практику), то довольно отчетливо просматривается тенденция следующего содержания.

В период протекания так называемых «циклов технологических революций» в мировой экономической мысли преобладают концепции, обосновывающие необходимостьминимального участия государствав регламентации и регулировании экономических процессов. и, соответственно, наоборот, фазы «циклов трансформации мирохозяйственных связей» характеризуются преобладанием теорий,отстаивающих необходимость государственного участия в хозяйственной жизни.

Эту мысль подтверждает экономическая теория и практика на протяжении, как минимум, двух веков.

Так, первый «цикл технологических революций» (или первый кондратьевский цикл), начавшийся в 80-х годах XVIII века представляет собой период господства теории экономического либерализма, которую сформулировали в целостном виде А. Смит и Д. Рикардо. Эти идеи широко распространялись, развивались и совершенствовались вплоть до середины XIX столетия в трудах Т. Мальтуса, Н. Сениора, Дж. С. Милля, Ж.-Б. Сэя и др.

Однако с середины XIX века с началом проявления «цикла трансформации мирохозяйственных связей» начинают во все большей степени развиваться теории, доказывающие целесообразность государственного участия в регулировании ряда экономических вопросов, в решении которых свободный рынок начал испытывать определенные, порой серьезные, трудности. Сюда можно отнести, прежде всего «Философию нищеты» - сочинение П. Прудона, развившего идеи «экономического романтизма» Ж. Сисмонди, историческое направление в германской политической экономики, отстаивающее идею о сильном государстве и, безусловно, социально-экономическую концепцию марксизма, оказавшую огромное воздействие на политическую и хозяйственную жизнь мирового сообщества и, особенно, России.

Второй «цикл технологических революций» (третий большой цикл), начавшийся с 90-х годов XIX столетия, вновь повлек за собой кардинальную смену теоретических воззрений на роль и место государства в экономической жизни. У.С. Джевонс, К. Менгер, О. Бем-Баверк, Ф. Визер – яркие представители субъективно-психологической школы маржинализма – сформулировали идею об абсолютной обособленности индивида от общественных отношений, идею отдельно взятого субъекта хозяйствования, не зависимого ни от кого в своих ощущениях в процессе потребления, который во многом напоминал обладающего здоровым эгоизмом «экономического человека» А. Смита. Затем А. Маршалл, трансформировав идеи «маржинальной революции», положил начало неоклассическому направлению экономической науки, противопоставив государственному вмешательству свой все уравновешивающий «золотой крест» и «Принципы экономикс».

Неоклассические постулаты в последующем развивали в своих трудах представители «кембриджской», «американской», «лозаннской» и «стокгольмской» школ: А. Пигу, Дж.Б. Кларк, Л. Вальрас, В. Парето, К. Викселль.

Волна спада третьего большого цикла или второго «цикла технологических революций» повлекла за собой кризис идей неоклассиков к концу 20-х – началу 30-х годов ХХ столетия, во многом обусловленный «великой депрессией» 1929 - 1933 гг.

Четвертый кондратьевский цикл или второй «цикл трансформации мирохозяйственных связей», проявивший себя с 40-х гг. ХХ века, нес в себе торжество идей Дж.М. Кейнса и макроэкономического анализа, довольно широко применявшихся Ф. Рузвельтом для восстановления поверженной кризисом американской экономики, а затем и разрушенной войной Европы, в которых экономическая роль государства, необходимость его кардинального вмешательства в хозяйственную жизнь проявились с новой силой. Основные концептуальные воззрения Дж. М. Кейнса довольно успешно развивались неокейнсианцами вплоть до 70-х гг.XX столетия, когда с началом волны спада четвертого большого цикла, зачатками очередного кризиса, проявившегося в полной мере с конца 1970-х годов, вновь стали увядать идеи о государственном вмешательстве в хозяйственную практику.

На первый план вышла неолиберальная концепция монетаризма, к тому времени готовая представить собственные рецепты преодоления инфляции, безработицы и бюджетного дефицита, которые все глубже поражали мировое рыночное сообщество.

Именно монетарные идеи, отрицающие  положительную роль государства в решении хозяйственных вопросов и объясняющие отсутствие макроэкономического равновесия и стабильности неправильной денежной политикой, часто выражающейся  в необыкновенно обширных и  необоснованных социальных программах, легли в основу так называемых «рейганомики» и «тэтчеризма», успешно применявшихся в США и Великобритании в начале 80-х годов.

Широкое практическое применение неолиберальных концепций в большей степени и характеризует собой те преобразования, которые осуществлялись в экономике стран Восточной Европы и Южной Америки, а также начавшийся в середине 90-х годов XX века третий «цикл технологических революций» (пятый большой цикл), олицетворяющий недавно начавшуюся, на сей раз «микропроцессорную» революцию.

Следует отметить, что формирующаяся в современных условиях концепция «неоклассического синтеза», пытающаяся совместить оба направления экономической мысли, вряд ли станет «панацеей» от всех экономических бед. Под влиянием конъюнктурных процессов в различные периоды времени все равно будут преобладать либо кейнсианские, либо монетарные методы воздействия на экономику, которые повлекут за собой формирование соответствующих данным методам теорий.

Уже сегодня, основываясь на концепции «длинных волн», можно предположить, что приблизительно в 20 - 30-х гг. XXI века вполне реально появление и практическое применение концептуальных идей, с новой силой отстаивающих необходимость государственного вмешательства в жизнедеятельность мирового рыночного сообщества посредством применения наиболее совершенных его форм.

Более углубленный анализ большинства экономических школ и направлений позволяет уточнить рассматриваемую тенденцию, принимающую на настоящем этапе характер закономерности, и представить в следующей трактовке.

В период протекания волны подъема «циклов технологических революций» в экономической теории зарождаются и утверждаются концепции, обосновывающие необходимостьминимального участия государства в регламентации и регулировании экономических явлений и процессов,которые постепенно теряют свою актуальность и сводятся на нет в период волны спада ЦТР.Напротив,  волны подъема «циклов трансформации мирохозяйственных связей» характеризуются появлением и развитием доктринобезусловной необходимости государственного участия в регулировании хозяйственного механизма,обеспечении протекционистских мер,  роль и значение которых в экономической теории и практике постепенно снижается и окончательно меняется на возрождающиеся идеи экономического либерализма в период волн спада ЦТМС. [8]

В целях обеспечения наглядности отмеченной тенденции, отражающей взаимосвязь теории больших циклов конъюнктуры с периодической сменой взглядов в экономической мысли прошлого и настоящего на характер, место и роль государственного участия в регулировании экономических явлений и процессов, рассмотренный выше материал целесообразно представить в виде таблицы.

Взаимосвязь концепции «длинных волн» с мировой экономической

теорией и практикой (конецXVIIIXXI вв.)

Типы БЦ

Волна подъема

Волна спада

I

ЦТР

80-х гг.XVIII века – 1810–1817гг.

Зарождение и утверждение идей экономического либерализма в рамках классической политической экономии, развитие экономической политики «фритрейдерства» во взаимной торговле наиболее развитыхрыночных государств.

А. Смит«Исследование о природе и причинах богатства народов» (1776)

Ж.Б. Сэй«Трактат политической экономии» (1803)

Д. Рикардо«Начала политической экономики и налогового обложения» (1817)

1810–1817 гг. – 1844–1851 гг.

Последующее распространение и постепенное смена концепции либеральной экономики теориями, обосновывающими необходимость государственного участия в реформировании существующего механизма хозяйствования в связи с меняющимися условиями экономической действительности.

Т. Мальтус«Принципы политической экономии, рассматриваемые в расчете на их практическое применение» (1820)

Дж. Милль«Принципы политической экономии» (1821)

Дж. Мак-Куллох«Начала политической экономии» (1825)

Ф. Лист«Национальная система политической экономии» (1841)

В. Рошер«Очерк политической экономии с точки зрения исторического метода» (1841)

I

ЦТМС

1844-1851 гг. – 1870-1875 гг.

Утверждение и развитие доктрин о необходимости государственного участия в реформировании существующего хозяйственного механизма («историческая школа», марксизм), возрождение идей государственного протекционизма.

Дж.С Милль«Опыты о некоторых нерешенных вопросах политической экономии» (1844); «Принципы политической экономии и некоторые аспекты их приложения к социальной философии» (1848)

П.Ж. Прудон«Система экономических противоречий, или Философия нищеты» (1846)

В. Рошер«Начала народного хозяйства» (1854 – 1886)

Б. Гильдебранд«Политическая экономия настоящего и будущего» (1848)

Г. Шмоллер:концепция социальной гармонии

Л. Брентано:теория усиления роли профсоюзов в экономической жизни

К. Маркс«Наемный труд и капитал»(1849), «К критике политической экономии» (1859), «Капитал» – Т.1 (1867)

1870-1875 гг. – 1890-1896 гг.

Постепенное снижение роли и значения государственного участия в экономике появление концепции маржинализма и неоклассического направления экономической науки

У.С. Джевонс«Теория политической экономии» (1871)

К. Менгер«Основания политической экономии» (1871), «Исследование о методе общественных наук и политической экономии в особенности» (1883)

О. Бем-Баверк«Капитал и прибыль» (1884), «Основы теории ценности хозяйственных благ» (1886), «Позитивная теория капитала» (1889), «К завершению марксистской системы» (1890)

Ф. Визер«О происхождении и основных законах хозяйственной ценности» (1884)

Л. Вальрас«Элементы чистой политической экономии» (1874)

Дж.Б. Кларк«Философия богатства» (1886)

А.Маршалл «Принципы экономикс» (1890)

1

2

3

II

ЦТР

1890-1896 гг. – 1914-1920 гг.

Распространение и господство в экономической теории и хозяйственной практике неоклассического направления экономической науки, бурное развитие рыночного способа хозяйствования

В. Парето«Курс политической экономии» (1896-1897), «Учебник политической экономии» (1900)

Ф. Визер«Естественная ценность» (1899), «Теория общественного хозяйства» (1914)

Дж.Б. Кларк«Распределение богатства (1899)

К. Виксель«Ценность, капитал и рента» (1893), «Процент и цены» (1898).

1914-1920 гг. – 1939-1945 гг.

Свертывание идей «неоклассиков», появление концепций, подвергающих сомнению совершенство конкуренции и рыночного механизма, зарождение институционализма, теорий несовершенной конкуренции, кейнсианства

Т. Веблен«Инженеры и система цен» (1921), «Собственность отсутствующего» (1923)

Дж. Коммонс«Институциональная экономика» (1924), «Правовые основания капитализма» (1924)

Дж. М. Кейнс«Конец свободного предпринимательства» (1926), «Трактат о деньгах» (1930), «Общая теория занятости, процента и денег»(1936)

А. Пигу«Экономическая теория благосостояния» (1932)

Дж. Робинсон«Экономическая теория несовершенной конкуренции» (1933)

Э. Чемберлин«Теория монополистической конкуренции: реориентация стоимости» (1933)

У. Митчелл«Лекции о типах экономической теории» (1935), «Измерение экономических циклов» (1946)

II

ЦТМС

Середина 1940-х гг. – конец 1960-х гг.

Расцвет в экономической теории и хозяйственной практике кейнсианских взглядов на государственное регулирование экономических явлений и процессов и концепции социально - ориентированного рыночного хозяйства

В. Ойкен«Основы национальной экономики» (1940), «Основные принципы экономической политики» (1950)

Л. Эрхард:основоположник концепции «социально - ориентированного рыночного хозяйства» после второй мировой войны

В. Рёпке: государство – «арбитр на футбольном поле»

Дж. Гэлбрейт«Новое индустриальное общество» (1961)

Начало 70-х гг.XX века –

начало 1990-х гг.

Снижение эффективности концепций государственного регулирования экономики, реализация монетарной и других неолиберальных теорий в экономической политике государств мирового рыночного сообщества при выходе из экономического спада

М. Фридмен«Монетарная теория США. 1867-1960» (1963)(в соавторстве с Анной Шварц), «Деньги и экономическое развитие» (1973)

Ф. Хайек«Закон, законодательство и свобода». (Т.1. – «Правила и порядок»; Т.2. – «Мираж социальной справедливости»; Т.3. – «Политический строй свободных людей») (1973 – 1979)

1

2

3

III

ЦТР

Середина 1990-х гг. –

2020 -2025 гг.

Использование в хозяйственной практике неолиберальных концепций экономического развития с одновременным возрастанием роли и участия государственных регулирующих органов в экономической жизни мирового рыночного сообщества (осуществление попыток «неоклассического синтеза»), появление к 2020 г. новейших направлений государственного регулирования экономики для утверждения в хозяйственной практике государств мирового рыночного сообщества пятого технологического уклада

Середина 2020-х гг. – серединаXXI века

Распространение и постепенное угасание роли и значения государственного регулирования экономики,появление новейших либеральных концепций (?)

Представленная таблица наглядно подтверждает наличие взаимосвязи теории «длинных волн» с периодическим усилением и ослаблением государственного вмешательства в хозяйственную жизнь мирового рыночного сообщества. Анализируя тенденцию смены основных направлений мировой экономической мысли под влиянием циклических колебаний долговременной периодичности, следует более подробно остановиться на механизме, обусловливающем смену теоретических идей.

Практическую реализацию данного механизма

можно представить следующим образом:

1. Промышленно-технологические революции, несущие в себе целый ряд передовых открытий и нововведений, обоснованно требуют более смелых, решительных, а главное – самостоятельных предпринимательских действий по их скорейшему внедрению. Это способствует, в конечном итоге, повышению экономической эффективности хозяйственной системы каждого отдельного государства и мирового сообщества в целом.

2. Необходимость решительных действий по реализации нововведений способствует, в свою очередь, формированию либеральных идей, свободного предпринимательства, дающих максимальную свободу действий.

3. Однако развитие вновь появившихся отраслей и технологий объективно ограничено ранее сложившимся разделением труда, устоявшимися социально-экономическими институтами. Локально ограниченные передовые технологии часто не находят без государственной поддержки своего глобального распространения. Это приводит, как правило, к глубокой депрессии в хозяйственной практике, что, в свою очередь,  обусловливает необходимость формирования новых теоретических идей, отстаивающих приоритет государственного вмешательства в экономические процессы.

4. В данных условиях важным фактором участия государства в хозяйственной жизни является как разважность преодоления локальной ограниченности передовых технологий за счет значительных изменений в международном и внутригосударственном разделении труда посредством формирования условий для будущих конкурентных преимуществ  в мировом экономическом сообществе. Передовые технологии в итоге преодолевают локальный характер своего применения, развиваются новые формы организации производства, происходят серьезные трансформации в организации экономических институтов, формируются новые межгосударственные связи.

5. Тем не менее, через определенный период новейшие в недавнем прошлом технологии не являются уже столь новыми, а потенциал нововведений революционного характера все крепнет. Государство начинает играть роль некоего тормоза, препятствующего развитию передовых экономических доктрин, а его вмешательство в хозяйственную жизнь порождает на свет те или иные проявления макроэкономической нестабильности. Такая ситуация вновь вызывает обоснованную неприязнь к концепциям государственного участия в экономическом развитии, что обусловливает очередную смену направлений в развитии экономической мысли.  История повторяется вновь, но только на более высоком уровне развития и производительных сил, и производственных отношений.

Необходимо отметить, что тенденция влияния больших циклов на смену основных направлений развития отечественной экономической теории проявляется в гораздо меньшей степени, чем по отношению к мировой экономической мысли, что объяснимо той превалирующей ролью, которую играло и играет государство в жизни российского общества. Экономические «вольницы» постоянно наталкивались в России на абсолютную форму власти, причем, как правило, одной личности, вследствие чегопрогрессивные или регрессивные экономические преобразования всегда связывались на Руси с именем конкретного человека.Тем не менее, анализ процесса влияния больших циклов конъюнктуры на характер и смену основных направлений развития отечественной экономической мысли, безусловно, мог бы стать самостоятельным и плодотворным исследованием.

Особый менталитет, соборность россиян, вера в «сильного и доброго государя», способного решить все проблемы, в меньшей степени, чем где бы то ни было среди стран Восточной и Центральной Европы, способствуют формированию у нас идей экономического либерализма. Этот факт подтверждает мнение многих мыслителей об азиатском типе государственного устройства России инеобходимости формированияна настоящем этапе реформ именно социально - ориентированной рыночной экономики.

Такое положение дел в российском обществе объясняет безусловную неудачу преобразований монетарного характера, предпринятых в начале 1990-х гг. Гиперинфляция, денежная реформа конфискационного типа, резкое снижение реальных доходов, повлекли за собой обнищание широких масс населения в результате так называемой «шоковой терапии». Они окончательно сгубили так и не взошедшие ростки экономического оптимизма наших сограждан, которые, в другой ситуации, смогли бы обеспечить устойчивую социальную базу рыночным преобразованиям в российском государстве.

Заключение

Проведенный в работе анализ теории «длинных волн»  и возможностей  реализации ее прогностического потенциала для нужд современной экономической науки убедительно подтверждает необходимость применения концепции больших циклов конъюнктуры,  как для выявления основополагающих тенденций развития экономической теории и практики в прошлом, так и в качестве целесообразного подхода к оценке состояния рыночного хозяйства и мировой экономической мысли в настоящем и будущем.

Можно констатировать, что Кондратьевские волны – это устойчивое, закономерное и присущее внутренней природе рыночного хозяйства явление, находящее свое отчетливое проявление, как минимум, с начала второго тысячелетия, при этом:

а) до периода первой промышленной революции «длинные волны» являлисьв основном устойчивым и характерным  явлением  в хозяйственной динамике ведущих, наиболее передовых для своего времени государств, но получали свое дальнейшее развитие под воздействием экзогенных, внешних для природы циклических колебаний долговременной периодичности, факторов;

б) в конце XVIII столетия экзогенные факторы, имеющие случайный характер влияния на циклические колебания долговременной периодичности, по мере развития капиталистических отношений приобретают эндогенные свойства, что способствовало дальнейшему формированию классического Кондратьевского цикла, который сегодня подвергается последующей трансформации по мере развития производительных сил и усиления влияния научно-технического прогресса.

В частности, на современном этапе исследования концепции больших циклов экономической конъюнктуры, необходимо принимать во внимание тот факт, что каждая новая «длинная волна» протекает в совершенно новых, отличных от предыдущих конкретно - исторических условиях. Каждый новый большой цикл развивается на более высоком уровне развития производительных сил и потому вовсе не является простым повторением предыдущего цикла, а может в значительной степени от него отличаться как по времени протекания, так и по ряду качественных признаков.

В процессе развития мирового рыночного хозяйства наблюдается отчетливо выраженное чередование больших циклов двух типов, которые, при всем своем сходстве, имеют  ряд существенных отличительных черт:

-циклы первого типа (начинаются, как правило, в конце столетий) знаменуют собой очередную промышленно-технологическую революцию, создают принципиально новые технологии, отрасли производства и формы управления ими. Большие циклы подобного типа завершаются  волной спада, которая несет в себе очень тяжелый период, подобный «великой депрессии». Такие циклы можно охарактеризовать как«циклы технологических революций»;

-большие циклы второго типа (обычно начинаются в середине века после продолжительных хозяйственных спадов) несут в себе волну подъема, которая характеризуется радикальными изменениями всей структуры международных экономических и политических связей. Волна спада подобного цикла заканчивается глубоким структурным кризисом, инициирующим новую промышленно-технологическую революцию, которая, в свою очередь, инициирует волну подъема нового большого цикла. Такую революцию на сегодняшнем этапе можно назвать информационной, в результате которой происходит повсеместное внедрение компьютерной техники и микропроцессоров практически во все сферы массового производства. Циклы подобного типа можно назвать«циклами трансформации мирохозяйственных связей».

Кондратьевские циклы имеют большое значение для понимания крупнейших преобразований в сфере экономики и обороны государства, осуществлявшихся в России на протяжении последних двух столетий. Несмотря на своеобразие и специфичность исторических условий, присущих каждой из проводимых в России реформ и контрреформ,прослеживается общая тенденция успешного осуществления либерально-рыночных преобразований и позитивного решения вопросов укрепления обороноспособности страны именно в фазах волн подъема. В то же времяобратная тенденция, проявляющаяся в контрреформах, усиливающихся государственным закрепощением экономики и ослаблением  оборонной сферы государства, приходится постоянно на фазы волн спада.

Нынешняя ситуация в России дает возможность взглянуть на будущее преобразований российской экономики и решение вопросов обеспечения обороны страны, опираясь на теорию «длинных волн». Исходя из достижений  современной  экономической науки, можно предположить две версии развития современных реформ в России. Каждый из прогнозов опирается на одну из альтернативных интерпретаций кондратьевских циклов, по-разному оценивающих развитие мировой экономической конъюнктуры. Суть их в следующем:

1) согласно прогнозу, вытекающему из первой версии, важнейшие структурные реформы в экономике России в ближайшее время (по крайней мере до 2020 гг.) неосуществимы в силу неблагоприятных условий внутри страны и в силу того, что время реформ приходится на волну спада четвертого кондратьевского цикла  (при условии «жесткой»,  строго фиксированной  продолжительности К- волн).

2) второй прогноз исходит из концепции, смысл которой состоит в том, что внутренние и внешние условия для реализации экономических и оборонных проблем созреют в самом ближайшем будущем, правомерность которой отстаивается в настоящем исследовании. Данный прогноз основан на утверждении, что каждый новый большой цикл не является простым повторением предыдущего, а  способен сокращаться по мере развития и усложнения мировой рыночной системы и усиленного влияния НТП, в пользу чего свидетельствует целый ряд достаточно убедительных аргументов, обоснованных в процессе диссертационного исследования.

Прогноз выхода России из системного кризиса, восстановления обороноспособности страны предполагает учет специфики национальной ситуации. Успех любых значительных преобразований в сфере экономики определяется, прежде всего, внутренними условиями и особенно политической стабильностью (уровнем жизни населения, идеологическим и правовым обеспечением реформ, степенью осознания обществом стоящих перед ним задач, стабильностью национальных отношений и т.д.). Как показало исследование, перечисленные факторы указывают на очевидную их неблагоприятность на современном этапе реформ, что может затормозить реализацию намеченных планов по коренному преобразованию российской экономики и силовых структур. Прогноз дальнейшего развития  экономической ситуации в стране опирается на две версии.С одной стороны, есть все объективные условия для благоприятного проявления фазы подъема новой  К- волны.С другой - реформированию экономики и соответственно оборонной сферы будут препятствовать неблагоприятные внутренние условия, требующие своего преодоления, что отодвинет возрождение России, согласно межстрановым сопоставлениям по выходу из подобной ситуации, приблизительно на 10-15 лет.

Как показало исследование, теория больших циклов экономической конъюнктуры универсальна. Прогноз на ее основе позволяет предположить, что к 2005, максимум – 2010 году Россия наберет необходимые для возвращения на траекторию устойчивого развития темпы экономического роста, восстановит былой уровень обороноспособности, что позволит ей в конечном итоге занять достойное место в современной мировой цивилизации.

Знание долгосрочных закономерностей экономической динамики будет иметь  все большее значение для нашего государства по мере того, как его хозяйственный механизм будет все более полно соответствовать рыночному типу и все  более глубоко интегрировать в систему мирового хозяйства.

Если совместить протекание «длинных волн» обоих типов с момента первой промышленно-технологической революции последней четвертиXVIII столетия с развитием, чередованием и сменой основных постулатов, господствующих в определенные периоды в экономической теории (оказывающей самое непосредственное влияние на последующее развитие хозяйственной практики), то совершенно отчетливо просматривается тенденция следующего содержания.

В период протекания волны подъема «циклов технологических революций» в экономической теории и практике зарождаются и утверждаются концепции, обосновывающие необходимостьминимального участия государства в регламентации и регулировании экономических явлений и процессов, которые постепенно теряют свою актуальность и сводятся на нет в период волны спада цикла технологических революций. Напротив,  волны подъема «циклов трансформации мирохозяйственных связей» характеризуются появлением и развитием доктринобезусловной необходимости государственного участия в регулировании хозяйственного механизма,обеспечении протекционистских мер. Их роль и значение в экономической теории и практике постепенно снижается и окончательно меняется на возрождающиеся идеи экономического либерализма в период волн спада очередного «цикла трансформации мирохозяйственных связей».

Тенденция влияния БЦ на смену основных направлений отечественной экономической теории проявляетсяв гораздо меньшей степени,чем по отношению к мировой экономической мысли, чтообъяснимо той превалирующей ролью, которую играло и играет государство в жизни российского общества. Экономические «вольницы» постоянно наталкивались в России на абсолютную форму власти, причем, как правило,одной личности, вследствие чего прогрессивные или регрессивные экономические преобразования всегда связывались на Руси сименем конкретного человека, что не способствовало прежде, и не могут способствовать теперь, формированию в России идей экономического либерализма. Сложившаяся на протяжении последних двух столетий ситуация подтверждает мнение многих, прежде всего, отечественных мыслителей, об азиатском типе государственного устройства России и необходимости формирования в качестве хозяйственной основы нашего государства именно социально-ориентированной рыночной экономики.

Анализ, проведенный в настоящей работе, свидетельствует о том, чток 2020 году в экономической теории и практике неизбежно будет наблюдаться возрастание роли и значения регулирующей функции государства в связи с необходимостью утверждения новейшего хозяйственного уклада, основанного на применении высоких технологий.Реализация воспроизводственной структуры нового технологического уклада в хозяйственной практике  требует высокой степени аккумуляции капитала и ответственности за риски из-за высокой степени неопределенности.

Таким образом, там, где рынки сбыта давно сложились, и научно-технический прогресс приобрел форму улучшающих нововведений (например, в нефтедобывающей, газовой промышленности), предприниматели способны справиться с различного рода техническими, технологическими и организационно-управленческими новшествами самостоятельно. Но там, где открываются новые возможности, требуются огромные денежные средства при высокой степени неопределенности и риска, там необходимы государственная помощь и участие, особенно в тех отраслях, которые обладают огромным потенциалом роста.

Исследование больших циклов экономической конъюнктуры важно не только для того, чтобы предвидеть интенсивность развития экономики России или смену направлений развития мировой экономической мысли. Углубленное изучение специфики проявления «длинных волн» поможет человечеству  своевременно ориентироваться в  смене ресурсоемких и ресурсосберегающих направлений научно-технического прогресса, предвидеть периоды обострения таких  глобальных проблем в развитии мирового хозяйства, как обеспечение населения земного шара продовольствием и охрана его здоровья, нехватка топливно-энергетических ресурсов, загрязнение окружающей среды и ряд других.

Литература

1. Аврамов Р. Теория длинных волн: исторический контекст и методологические проблемы. // Вопросы экономики. - 1992 - №10

2. Кондратьев Н.Д. Проблемы экономической динамики. – М., 1989

3. Лескюр Ж. Всеобщее повышение и понижение цен. // Новые идеи в экономике. / Непериодическое издание под ред. Туган - Барановского М.И. / Сб. № 4 – Вздорожание жизни. – СПб., 1914

4. Маркс К.  Капитал. - Т. 2, 3. //  Маркс К.,Энгельс Ф. – Соч. – 2-е изд. – Т.24,25. – Ч. I,II

5.Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – 2-е изд. – Т. 25 -Ч. II - С. 32 (сноска)

6. Ричард Моугли. Развитие процесса длинноволновых колебаний. // Вопросы экономики - 1992. - № 10

7. Рыжов И.В. История экономических учений: Учебное пособие. – М.: Национальный институт бизнеса, 2000

8. Рыжов И.В. Большие циклы конъюнктуры: проблемы экономической теории и практики: Монография. – Новогорск: АГЗ МЧС России, 2001

9. Туган-Барановский М.И. Промышленные кризисы в современной Англии, их причины и влияние на народную жизнь. – СПб., 1894

10. Умов В., Лапкин В. Кондратьевские циклы и Россия: прогноз реформ. // Полис. - 1992. - № 4

11. Хейлбронер Р. Научный анализ и ведение в истории современной экономической мысли. // Вопросы экономики. - 1993. - №11

12. Якоб ван Дейн. В какой фазе кондратьевского цикла мы находимся? // Вопросы экономики. - 1992. - № 10

13. Aftalion A. Les crises periodigues de surproduction. – P.,1913

14. Cyclical Rhythms and Secular Trend of the Capitalist World Economy: Some Premises, Hypotheses and Questions Crisis in the World Economy: Past and Present. – Starnberg., 1978

15.Economic Outlook. OECD., 1980 -1992

16. Hilferding R. Das Finanzkapital. Eine Studie uber die jungste Entwieklund des Kapitalismus. - Wien.,1910

17. Juglar C.  Des crises commerciales et de leur retour periodigue en France, en Angloterre et aux Etats - Unis. -P., 1862

18. Kitchin J. Cycles and trends in economic factors. // Review of economic statistics. – 1923. - vol. 5 - № 1

19. Kleinknecht A. Innovation on Patterns is Crisis and Prosperity Schumpeter’s Long Cycles Reconsidered. – L.,1987

20. Mandel E. Late Capitalism. – L., 1978

21. Mensch G. Stalemate in Technology. – Camb. (Mass)., 1979

22. Moore H.L. Economic cycles. Their law and cause. – N.Y., 1914

23.Van Duijn J. The long wave in economic life. – L., 1983

24. Wallerstein I. Long Waves as Capitalist Process. International Round Table on Long Waves. – P., 1983




Возможно эти работы будут Вам интересны.

1. Основные этапы и современные тенденции развития мирового хозяйства: индустриализация, постиндустриализация, глобализация, региональная экономическая интеграция. Место Республики Беларусь в мировом хозяйстве

2. Малые и большие группы: особенности работы

3. Новые тенденции в мировом сообществе

4. Одиночные циклы

5. Сочетание цикла и ветвления. Вложенные циклы

6. Виды стратегий в гостиничном хозяйстве

7. Электрооборудование в сельском хозяйстве шпаргалка

8. Циклы общественного воспроизводства и их роль в возникновении экономических кризисов

9. Мотивация и стимулирование персонала в гостиничном хозяйстве